Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

* Критериальные открытия

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Кризис науки и практики жизни и его преодоление * Новые идеи * О некоторых открытиях высшей критериологии. Часть 1 (тезисы) * О некоторых открытиях высшей критериологии. Часть 2 (тезисы) * КритериальностьСознаниеЯзыкГипноз и смысл * Тайны критериального ума. Книга 5. Как выйти из гипноза человеческого отупенияУтопия ли жить Любовью?

Геннадий Мирошниченко

Тайны критериального ума. Книга 5. Как выйти из гипноза человеческого отупения

Ключевой вопрос оппозиции России и мирового экономического кризиса

Государство как посредник между личностью и Источником нравственности

Для чего нужно государство

Народ для государства – друг или враг?

Что будет с правами человека и государством?

На чём стоит целостность общества?

 

Прогноз демократии Будущего как ответ на старые вопросы

Преамбула: так чего мы хотим?

Куда идёт мир людей и Россия в отношении целостности?

Проще и легче не значит правильно

Насколько люди и человек способны изменить ситуацию?

 

Жизнь или кошелёк: свобода или справедливость

Как иногда хочется свободы без ограничений!

Буриданов осёл не может сделать выбор

Каким ограничениям можно подчиниться?

Какие законы государства уничтожает само государство

 

Оценочный парадокс: что сильнее логики разума?

Открытие толерантности как снятие греха

Общественная безопасность

Сила эгрегора или действие критерия?

О возрождении сталинской концепции общества

 

Эпоха передела и место в ней раба

Почему и за что мы ругаем Америку? Письмо от непонимающего провинциала

Украина вступила в третью мировую войну против богатых

Зачем Украина ставит на колени Европу

Глобализация – это новая революция, если пренебречь её законами

Украина – не против России

Выводы, от которых тошно

О какой этике идёт речь

 

Какая фишка нам выпадает, или снимает ли кризис ответственность?

Опять о контроле: надо ли его бояться

Снял ли кризис остатки контроля над нашей бюрократии

С кого брать пример нашим любителям перестройки

Ключевой вопрос оппозиции России и мирового экономического кризиса

Экономический кризис накрывает Россию. Резко сокращается количество рабочих мест, падает покупательная способность граждан, население впадает в суицидное настроение. Правительство и президент предлагают свои меры и проводят в жизнь план по спасению банковской сферы и крупного бизнеса. Однако, почему-то из поля зрения исчезают истинные причины кризиса и катастрофическое сужение поля спроса. Многим людям становится не на что купить продукты питания, не говоря уже о чём-то другом.

Негативные эмоции и состояния психики стократно выросли на поле конкуренции как первого принципа капитализма. Человечность и человеческие черты уступают в душах людей место ненависти, злобе. Этот вирус проник уже в детскую среду, в школы, разделив её на касты и выделив многочисленное племя изгоев общества среди детей даже более жестоко, чем среди взрослых. При продолжении подобного в дальнейшем на смену нам идут поколения жестоких, агрессивных молодых людей, у которых нет жалости и милосердия, запрограммированных на вражду и уничтожение слабых.

Почему в очередной раз в мире произошло то, что при капитализме стало притчей во языцех? Почему циклическая теория финансовых кризисов так жива? Неужели же мы никогда не разберёмся в причинах этого дикого явления? Или не хотим разбираться? Или это выгодно определённой части нашего общества и потому она прилагает все усилия, чтобы скрыть причины? Не означает ли это, что так называемая «элита» откровенно греет на этой катастрофе руки и набивает карманы? Возьмёт ли когда-нибудь слово настоящая оппозиция и расставит ли, наконец, всю правящую элиту по местам?

Давайте проведём примитивный анализ хотя бы почти по К. Марксу.

1. Человечество вынуждено поддерживать своё существование через крупные организации, концентрирующие ресурсы в своих закромах.

2. Люди, стоящие во главе этих организаций способны шантажировать человечество. И они шантажируют, благо другой вариант (самоорганизующийся, распределённый, демократический) по существу отсутствует в любой стране. Тем более, принятые законы свободы неограниченной частной собственности приводят большинство их к наркотическому заболеванию[1].

3. Природно производство товаров избыточно (логика Рождения): покрывает затраты и приносит прибыль. Степень избыточности снимается в виде чистой прибыли собственником и присваивается им. Присвоенная часть прибыли, как правило, омертвляется. Иначе цены на товары снижались бы, учитывая достижения научно-технического прогресса.

4. Однако, существует природный закон баланса избыточности: если присвоение и затраты, включая возврат средств в производство, превышают доходы, то развитие отсутствует. Наркотик прибыли заставляет искать её везде, в том числе в паразитировании на производителе и на расширении. Отсюда – сокращение заработной платы и упадок производства.

5. Цены на товары постоянно растут, так как наркоманы-монополисты максимизируют присвоенную часть прибыли любыми методами, даже в ущерб развитию.

6. Если собственник переходит эту грань природного баланса в сторону присвоения прибыли и траты её на неразвивающие цели, то, рано или поздно, наступает кризис из-за сокращения покупательной способности населения. Происходит отъём денег у рабочих и служащих, осуществляющих рабочий процесс.

7. Спрос естественно падает и тянет за собой снижение производства и ухудшение положения занятых в нём.

8. Далее снежный ком кризиса по закону обратной связи тянет за собой всё, начиная сначала.

Как показывает даже элементарный анализ (например, В. Белоцерковский http://www.vestnikcivitas.ru/pbls/392 ), после падения социализма в СССР социальная и гуманистическая конкуренция двух систем закончилась: капитализм неприкрыто стал откусывать у населения их социальные бонусы, целенаправленно низводя население до положения рабов. Это типичная картина грабежа наркоманом своих родителей.

Возникает вопрос: при отсутствии конкуренции систем жизни что может помешать сворачивать демократические институты и далее во всём мире?

Ограничений на паразитирование наркоманов-капиталистов в человечестве, которое вышло из отдельных кусков общества, не выработано. Ибо вопросом организации своей целостности как главного качества глобальной самоорганизации наука фактически не занималась[2]. А частный капитал всячески препятствовал получению истинных знаний в этом направлении.

Однако, развивающийся мировой кризис резко обнажил неразрешимое в рамках капитализма противоречие между условиями развития человечества и способом присвоения природной избыточности производств. Избыточность при таком суженном паразитизме трактуется как подарок. То, что этот подарок приводит к наркомании, остаётся как бы запретной темой обсуждения. Власть экономических наркоманов задушила развитие нормальных людей. По моему глубокому убеждению, не надо искать далеко вредителей и наших врагов. Прежде всего, нужно понять, что может освободить от рабства большинство представителей человечества и вместе с ними – нас российских подданных.

Будем ли мы переходить на глобальный нравственный критерий, это мерило всех отношений, которое предполагает конец любому паразитизму на народах. Но не тому парадоксальному «паразитизму», о котором не устают трубить вульгарные либералы, когда за паразита на частном капитале выдаётся народ, производящий именно этот капитал. Вот так, доказывая нам своё невежество, передёргивают по-шулерски истину многие стоящие у власти и в картинной оппозиции к власти. А фактически они слились в одно паразитирующее на человеческом капитале существо.

Куда мы денемся? Уже Каспаров повернулся к нравственности. Уже раздаются голоса голодных людей о том, что их обманывают откровенно и издевательски. Если мы хотим, чтобы нас не настиг голодомор как первая ласточка народного, обвального сопротивления, нам необходимо всё, что имеем, мерить нравственным мерилом. И как можно скорее переходить во всех сферах нашей жизни на нравственную основу.

Государство как посредник между личностью и Источником нравственности

Таким, как мы, кричат со всех сторон:

«Пророки не нужны, мы их засудим!».

Мы – «лжеХристы», такие же, как Он,

И так же на Кресте распяты будем.

 

Нам кажется, что вот – пришла пора,

И в счастье захлебнёмся – только верьте!

Ну что с того, что Он хотел добра?!.

Две тыщи лет хотели Его смерти!

 

То ль в Небе, то ль в душе карает Бог. –

Здесь на Земле спасает кодекс чести.

Любить врагов ещё никто не смог,

И отказаться не смогли от мести.

 

Как Он, я бит, и так, как Он, гоним

И с теми, кто любим, Крест на Голгофе врою.

Я собираю камни вместе с Ним –

И чувствую себя несчастным втрое…

                                                                        Геннадий Мир

                                                                        Туллаг, июль 1995 г.

 

Для чего нужно государство

Человек через душевные и сознательные сферы своего организма распознаёт нравственные законы Жизни, которые нам переданы свыше.

Если применить к необходимости государства критериальный анализ, то можно заметить, что государство выполняет очень важную задачу: оно накапливает законодательный потенциал прав и обязанностей людей, выходящий за пределы моральных отношений дальше – в поле физического или финансового наказания человека, ограничивающего его свободу или вообще лишающего его собственной жизни.

То есть, государство становится посредником между личностью и Источником нравственности. То, что в моральном поле лишь подразумевается, но не имеет продолжения в случае нарушения моральных законов, в правовом поле становится реальной силой, волей большинства. Мораль через юридическое поле законов несёт реальное физическое наказание и, следовательно, правоприменение Принципа фактической ответственности: нарушитель материализованного морального закона должен понести физическое наказание.

В связи с этим идеалом государства является структура максимального преобразования моральных законов в юридические. Насколько существующие государства далеки от этого идеала? И имеет ли моральное право существовать то государство, которое, извратив этот принцип, за общую мораль выдаёт правила игры малой части общества, той, что так или иначе захватило власть?

Народ для государства – друг или враг?

Откровенно: целостность государства прошлого строилась на отражение угроз стать покорённым народом со стороны внешнего врага. Внутренний враг в этом случае понимался как часть внешнего.

Оценивая государства по шкале «враг-друг», нужно сказать, что, если народ воспринимается государственной властью, как враг, – это уже не демократия. Сегодня в России народ для власти является больше врагом, чем другом. В то же самое время, в СССР народ был больше другом, чем врагом. Хотя демократию сегодня признано определять по свободе выборов, прежде всего, сказать, что свобода выборов автоматически сделает народ другом государственной «демократической» власти – более чем наивно.

СССР был более социальным, хотя и тираническим, государством, чем Россия сегодня, идущая по пути движения к демократии. Но и сегодняшнее понимание «народовластия» – это ещё не социальность. Современная демократия у нас в своей сути абсолютно выхолощена: от демократии в ней остались лишь процедуры участия в формальном мероприятии, а процедуры контроля за избранниками, исправления ошибок выборов, когда во власть попадают люди корыстные, полностью отсутствуют, что так или иначе провоцирует избранников на использование народа в качестве источника их неправедного обогащения.

Такая система по классификации теории систем обречена идти «вразнос» по причине слабости, а точнее, полного отсутствия, обратных связей. И никакая, даже гениальная, авторитарность тут не поможет – перепрыгнуть законы Природы ещё никому не удалось. На языке уровня государств это означает обречённость превращения государства в карающий Орган. Маргинализация (http://traktat.genmir.ru) любого вида государства, даже демократического, неизбежна, так как государство в принципе не может быть свободным от обожествления своего главного критерия, выросшего из частного силового критерия, и от непризнания за главный критерий критерия общемирового нравственного движения. Подобный процесс характерен и для видов религий, агрессивно настроенных относительно любых других религий. А маргинализация, как известно ведёт к неконтролируемой агрессии на фоне полного изменения сознания в сторону полной неадекватности.

Что будет с правами человека и государством?

Многие говорят о том, что права человека, расширяясь, подтачивают государство, делают его слабым или вообще ненужным, но при этом требуя от государства обеспечить защиту прав отдельных людей.

Сегодня уже мало кто неспособен понять, что качели «права человека-государство» всё более отклоняются в сторону прав человека. Однако, возможно ли удержать процесс колебаний этого маятника в одном крайнем положении? Согласитесь, что чем большая масса прав передаётся человеку, тем всё труднее оказывается сохранять привычную форму отдельного государства.

Ситуация возникает парадоксальная: естественное отмирание государственной машины при усилении массы прав человека приводит к идее о совсем другом процессе общественного развития, чем колебания этого маятника. Евросоюз, так или иначе, демонстрирует нам уход от автономии отдельных государств в пользу более крупной формы общественного сотрудничества.

При сохранении государственной формы у демократов всех видов обязательно возникает почти математическая задача нахождения так называемой «седловой точки», или задача «минимакса», когда путём разных методов (сдерживания, баланса, компромиссов, консенсусов и прочее) придётся в определённой степени удовлетворять оба противоречащих критерия сразу: максимизировать критерий прав человека и критерий целостности государства.

С переводом центра тяжести в правах и врагах на внутренние конфликты людей, внешняя сфера вражды между государствами исчезает из-за подчинения их решениям надгосударственных институтов. Уже сейчас, в 2008 году, страсбургский суд ставит в позицию подчинения его решениям многие государства, в том числе и Россию.

Итак, целостность государства в старом понимании разрушается, её перевод в более общие сферы экономических и поликультурных отношений людей, народов, наций естественен и закономерен.

На чём стоит целостность общества?

Можно очень долго спорить об основе человеческого общества и принимать за генеральный критерий развития финансовый, но мало кто из бизнесменов станет иметь дело с человеком, зарекомендовавшим себя обманщиком. Репутацию человека создают сначала его моральные качества, а потом уже его предприимчивость и талант предпринимателя, бизнесмена. Честность, порядочность, ответственность – это главная сторона визитной карточки личности человека.

Нечестность разрушает целостность. Это знают почти все, однако степень обмана и лукавства в отношениях людей, обществ, государств настолько велика, что говорить, что в ближайшее время что-то изменится к лучшему, наивно. Юридическая сторона жизни людей, когда суды буквально захлёбываются от обилия процессов, лишний раз подчёркивает то обстоятельство, что даже такие сферы отношений, которые регламентируются законами, полны нарушений.

И тем не менее, все официальные решения на основе правоприменения стоят на этике, морали, нравственности. Было много законов, писанных в истории государств и правления государями, но кровавые перевороты нередко меняли историю человечества скачком. Идущее к нам понимание демократии на нравственной основе может существенно изменить моральный климат общества лишь в том случае, если те, кто стоит у власти, примет для руководства высшие нравственные критерии вопреки навязываемым им критериям какой-нибудь частной стороны жизни людей.

Мой утопизм говорит мне, что так всё равно будет, несмотря ни на какие общественные катаклизмы. Однако, сколько нас, утопистов, было посрамлено!

Прогноз демократии Будущего как ответ на старые вопросы

Нужна ли демократия в Будущем, если степень самоорганизации общества в целом на земле заменит многие демократические процедуры, навязанные нам в противоположность порокам?

Преамбула: так чего мы хотим?

Если не иметь ответов на некоторые неудобные вопросы философского характера, то становится невозможно понять, что в результате объективных изменений может быть в сфере общественно-государственного движения. Ибо мы погрязли в навязывании объективному движению Природы своей правды, своего понимания, своей воли, которые во многом противоречат законам Природы.

Мы часто при своей спешки останавливаемся в полном недоумении: наши потуги, иногда гигантские, разбиваются о какую-то непреодолимую стену природной сакральности, сводя  наши усилия к нулю. Та философия, которая сложилась к сегодняшнему времени, оказалась бессильной, чтобы разрешить вечные проблемы человечества о его счастье не за счёт других людей, а в результате собственного понимания и собственных усилий. Патернализм, иждивенчество, страсть лёгкой наживы, лень и прочие пороки вдруг стали видны в своей агрессивности.

Философия готова объяснять мир с позиции физики, опытной и теоретической, с позиции диалектики как логики развития, с позиции здравого смысла, максимально приближённого к собственной рубашке. Здравый смысл при этом обязательно оказывается ограниченным какой-нибудь эгоистической парадигмой – личностной или общественной.

Знаем ли мы, чего хотим? Создаётся полное впечатление, что не знаем, хотя воли у нас невпроворот, и её мы страстно хотим продемонстрировать.

Куда идёт мир людей и Россия в отношении целостности?

Прежде чем пытаться навязать своё понимание природных процессов и свою волю в насаждении демократии, попробуем хотя бы немного более отстранённо взглянуть на общество и его законы с позиции, которая даёт нам понимание целостности.

Болезнь номер один современной науки и практики – это пренебрежение целостным подходом в любом обосновании любого развития. Мы вообще не представляем, как определять целостность. Мы привыкли отрывать часть от целого, думая, что так легче понять природное движение. Но это – лёгкость, которая уводит в обратную сторону от реалий. Почему? Да потому, что критерий части никогда не будет совпадать с главным критерием, обеспечивающим системе целостность. Проверяются эти слова очень просто: главный критерий в системе всегда максимизируется независимо ни от чего, и если локальный критерий, например, печени в организме начнёт увеличивать печень, то такая гипертрофия удушит весь организм, и он потеряет целостность. Нечто подобное происходит и в современных условиях в обществе: критерий экономического благосостояния как части целостной жизни душит целостность общества.

Таким образом, критерий части, если он становится главным в системе, противоречит настоящему главному критерию и вообще его отменяет.

Даже самая развитая наука физика пренебрегает целостностью мира, и её деятели чаще всего ограничиваются рассмотрением какой-либо частности общей картины мира. И это в то время, когда математические основы прогнозирования и расчёта целостности системы нам уже как полвека дала математическая теория систем.

Проще и легче не значит правильно

Почему происходит пренебрежение знанием главной характеристики общества и мира? Думается, что более всего виновато ложное чувство удовлетворения от творчества личности. Ведь творчество и его оценка являются для человека, возможно, основным процессом, отражающим основу Жизни вообще. На незнании творить легче – меньше ограничений. Поэтому часто человек на фоне своего незнания законов Природы выдумывает то, что Природой легко опровергается. Такой негативный опыт, накапливаясь, создаёт вокруг человека пространство собственных страданий, ложной враждебности Природы к нему и убеждение о необходимости преодоления силой этой враждебности. Экстраполяция подобного в прогнозе развития переносит все ошибки Прошлого в ожидаемое Будущее.

Первая проблема демократии любого вида состоит в том, что демократия как форма обновления старой формы государства желает навязать свою целостность взамен целостности старого типа государства. Так, либеральная экономическая свобода для активных и сверхактивных людей сделала людей пассивных и малоактивных заложниками в общем развитии либерально-демократического государства, не давая им проявить свои способности в других сферах человеческой деятельности, кроме свободного материального рынка. Когда счёт идёт только на деньги, когда все оценки ценности человеческой личности строятся лишь на денежно-финансовом эквиваленте, то быстро забывается, что такого рода оценка – это всего лишь материальный эквивалент того, что пока среди людей не поддаётся хорошо понимаемому оцениванию другими способами. Прежде всего это относится к культуре и нравственным основам.

И получается, что целостность подобных отношений достигается на основе простого вида финансового «цемента», ценность которого с материальных позиций неоспорима при том, что как психика, так сознание и душа часто протестуют против такого примитивного генерального оценивания человеческой личности. Тогда нищета психическая и сознательна, душевная и идейная вдруг выливается в революционный взрыв любых отношений, в том числе и материальных, общественных, и лишь тогда начинается медленный поворот мельничных жерновов сознания в сторону критерия нравственности. И тогда последний приобретает и свою новую «материальную» форму в новых юридических законах нового государства.

Насколько люди и человек способны изменить ситуацию?

Мы все живём гарантией: государства, что оно даст нам возможности свободы (да-да, возможности) выбора и защиты, наших близких, в том, что они помогут нам в трудную минуту, медиков «Скорая помощи», в том, что они тоже выручат, Бога, что Он есть и не оставит нас никогда, даже после смерти.

Но наши гарантии слишком часто оборачивались для нас всего лишь пустой надеждой. Создаётся впечатление, что люди меняют государственный строй чаще всего под давлением страшных обстоятельств, кровавых революций из-за того, что другими способами, более мягкими, демократичными, что-либо сделать не представляется возможным.

Принцип соотнесения своих дел природным критериям прост: насколько человек основывает свои дела и прогнозы на знании природных законов, настолько и успешен его путь влияния на общество. Единственным препятствием при этом является большая степень незнания природных законов.

Если мы дожили до многих глобальных процессов и их неотвратимости, то, может быть, было бы закономерно привлечь своё внимание к той части нашего сознания, которое отвечает за целостность? Однако, сила стихии в решении общественных задач по-старому настолько велика, что даже многие лидеры не замечают новых тенденций и заявляют о своей борьбе либо за старые идеалы, либо против новизны.

В таком парадоксальном варианте развития общественных событий практически бесполезно спрашивать себя: «Кто находится больше впереди: левые или правые?». И лишь элементарная проверка их усилий и их дел на нравственные тесты легко позволяет рассмотреть их истинную суть и не впасть в гипноз ложных лозунгов.

Жизнь или кошелёк: свобода или справедливость

 Как иногда хочется свободы без ограничений!

Эксперимент, поставленный над нами, над Россией в последние двадцать лет, многих из нас привёл к мысли, что законы в ней несправедливы, и сделано это преднамеренно, чтобы в самом законодательстве оставить некое поле свободных возможностей для тех, кто может по своему статусу воспользоваться этой свободой. Такая свобода выливается, как правило, в безнаказанность преступных (даже по существующим законам) действий, к мало ограниченной манипуляции ресурсами разного рода: самими законами, людьми как рабами, откровенное воровство крупных денежных сумм. Наркотик свободы автоматически приводит к беззаконию.

Буриданов осёл не может сделать выбор

Многие знают древнюю апорию о том, как Буриданов осёл не может сделать выбор между двумя охапками сена и умирает в конечном итоге от голода.

Выбор между свободой и справедливостью другой: он должен обеспечить такой баланс этих категорий, чтобы удовлетворить не критерию одной свободы без справедливости или критерию одной справедливости без свободы, а какому-то другому критерию, стоящему над ними обеими.

Таким другим критерием для жаждущих свободы в ущерб справедливости является их собственный эгоизм. Всё остальное – общество, государство, люди, материальное и духовное – это ресурс.

Свобода без справедливости – это свобода беззакония, когда свободой обладают лишь те, кто не имеет ограничений на свои поступки. Стоящие у власти люди по определению обязаны чтить справедливость в отношении тех, кто находится у них в подчинении.

Справедливость даёт возможности равного права для всех, права, которое ограничивает любого, какими бы ресурсами власти он ни обладал, от соблазна воспользоваться своим преимуществом. Справедливость подразумевает равный доступ любого человека к возможностям, чтобы утолить свои желания.

Другое дело как при этом смотрятся желания, реальны ли они? Страдания, согласно философии Будды, возникают от неуёмных желаний. Чтобы утолить страдания, небуддист выбирает не пассивное, а активное продолжение – он ищет возможности для реализации задуманного.

Справедливость всегда апеллирует к закону, поэтому она существует только на основании закона, равного для всех. Любое нарушение этого равенства ведёт к несправедливости.

Если наступает беззаконие, то его жертвами становятся те, кто оказывается без прав.

Каким ограничениям можно подчиниться?

Действительно, каким ограничениям можно подчиниться, а какие из них являются оскорбительными для личности? Вопрос, поставленный так, предполагает наличие достоинства человека, то есть такого активного качества души, которое всегда оценивает статус человека в его окружении и даже жизнь кладёт на борьбу за повышение этого статуса.

И вот тут возникает интересная ситуация: а по каким критериям определять этот самый статус?

Положение в обществе в разное время определялось по разным категориям оценки: по имуществу (помещик, заводчик, банкир, купец, рабочий, крестьянин и пр.), по званиям (статский советник канцелярии – чиновник, дворянин – военный, придворный, судья, жандарм, мытарь, раб и пр.), по интеллектуальному развитию (простолюдин, интеллигент, богема и пр.) и так далее.

На Востоке существовало разделение людей по кастам, по родам, по местности, когда переход по каким-то ступенькам статуса был запрещён при жизни.

Статус человека – это клеймо на его биографии, которое, в одном случае, можно было смыть и поставить другое клеймо, а, в другом случае, оказывалось несмываемым.

Лишь возведение на пьедестал интеллекта и человечности как главных качеств личности, наступившее в эпоху демократии, подняло любого человека в собственных глазах. Ибо любой человек может воспользоваться предоставленными ему равными правами на владение возможностями и занять любую ступень статусной лестницы.

Какие законы государства уничтожает само государство

Законы, принятые обществом для своего употребления, диктуют поведение человека, гражданина этого государства по паспорту. Если в государстве общественные законы личности расходятся с официально принятыми законами государства, то такое государство будет обречено на выступление людей, недовольных своим положением.

Когда личность свои права ставит выше прав государства на неё, то возникает ситуация бесправия государства. Происходит это по законам, которым подчиняется само государство, – внешним по отношению к нему.

Вопрос: если государство подчиняется каким-то другим законам, более высокого уровня иерархии управления, то разве можно назвать это государство самостоятельным? Государство-раб – это уже не государство в его первоначальном смысле, это колония или сателлит.

Оценочный парадокс: что сильнее логики разума?

Мы опять, в который раз, исходя из лучших побуждений пытаемся выстругать из полена Буратино, чтобы научить его читать и писать. Но дерево есть дерево, тем более, мёртвое.

Открытие толерантности как снятие греха

Когда говорят о толерантности, то бишь о терпимости к чужому мнению, всегда подчёркивают, что терпимость к мнению другого человека - это не грех. Кажется, действительно настоящее открытие этого слова состоит в том, что оно сняло противоречие, лежащее в основе религиозных отношений: любая другая религия - это грех, ибо мой Бог - лучший и настоящий.

Однако, у некоторых, задающих общественное направление, людей[3] при рассмотрении состояния дел в настоящей России и желании восстановить былую государственность означает одно: лишить человека как личности завоеваний его прав. История человечества сформировала парадоксальную ситуацию, которая сейчас обострилась до крайности, до двух стратегий выбора: либо - возврат к тоталитаризму государства-семьи, либо со всем человечеством - к правам Человека.

И где-то там посредине находятся те, ради кого это всё делается и те, кто живёт другой стратегией жизни, кто пытается навязать своё, третье, четвёртое, пятое направление, и уже живёт по их правилам, понятным им и принятым ими за основные. Ибо эти две крайности - это совсем другие правила общественной игры.

Правила, права - это всё есть производное от представления жизни как процесса управления. Это представление имеет и свою цель, и свои соображения по поводу ресурсов, и свои критерии, то есть оценки, и свой скрытый стартовый капитал, который может состоять всего лишь в способностях и возможностях, но которым ещё только предстоит воспользоваться, и так далее.

Всегда ли присутствует толерантность в новых и старых отношениях? Опять парадокс - толерантность сама требует защиты, некой упаковки из иммунитета, неприкосновенности, которая вырабатывается тоже не сама по себе, а под влиянием, с одной стороны, внутренних нравственных правил человека, а, с другой стороны, - страха быть поверженным силой, которая встаёт на защиту толерантности-терпимости.

И если терпимость всё более становится нормой проживания и общения и главным оправданием Любви в противоположность нетерпимости и агрессии, то возможен ли возврат к старому проверенному способу жизни в тоталитаризме?

Общественная безопасность

Любая такая крайность оправдана заботой о людях. Ибо, в первом случае, оправдание лежит в необходимости выжить народу России во враждебном окружении хищников, которым весь народ России и не нужен, чтобы воспользоваться, как нам объясняют апологеты тоталитаризма, нашими ресурсами.

Влияние на жизнь людей неучитываемой их логикой составляющей Природы учитывается при этом как попущение Божие.

Авторы Концепции общественной безопасности Концептуальной партии «Единение»[4] пошли дальше в своих изысканиях, предлагая рассматривать глобальное правительство Земли как Глобального Предиктора, которое ведёт управление всеми странами, в том числе и Россией, по своему политическому плану. И план этот враждебен русскому народу опять-таки по причине «ненашего» Предиктора.

В  данном случае авторы предлагают русскому народу активно включиться в борьбу за власть в своей стране, чтобы противостоять Глобальному Предиктору и не дать ему сделать со страной то же самое, что видится и авторам «Национальной идеи».

В первом случае до нас доводится, что общественные системы, несмотря на Божье провидение, самоуправляются только внутренними причинами, среди которых находятся и люди-лидеры. Во втором случае – Внутренним Предиктором формулируются лучшие условия, лучшие цели, лучшие стратегии и так далее.

Сила эгрегора или действие критерия?

Автору настоящей статьи представляется, что любой процесс в Природе, прежде всего, обусловлен некоторыми причинами, которые к внутренним причинам общественных систем не относятся. Поэтому автор придерживается концепции надструктурного управления людьми со стороны природных образований, элементов Сознания Природы. Иначе было бы трудно представить себе алгоритм возникновения Жизни и её форм.

Стремление человека к свободе в настоящее время приобрело некий характер, который можно представить как поток природных требований к человеческому типу жизненного начала.

Однако, человек как общественное животное не может жить без общества в условиях полной абсолютной свободы как в изоляции от всех и вся. Значит, крайние формы свободы, как и крайние формы несвободы, одинаково отпадают. В который раз мы приходим к природному требованию Меры, к требованию по соблюдению золотой середы между свободой и обязанностями. И уже в который раз снова заявляем: во всех природных отношениях главным, определяющим и направляющим в их развитии является система оценок, позволяющая помочь нам распознать крайности и середину. Это подчёркивает, что система оценок играет определяющую роль в наших умозаключениях.

Пока люди жили природными подсказками, они сражались за свои взгляды на пятачке Жизни. Но как только Человек стал влиять на природные процессы и это стало угрожать его выживанию, сила Человека стала требовать упряжки, иногда наручников и смирительной рубашки. Вот эта упряжка и есть система оценок, мер, без которой человек никогда не существовал, но, как оказывается, не знал об этом.

Система оценок, система мер становится главной и определяющей при глобальных свершениях человечества, ибо отсутствие её превращает жизнь людей в сплошное безумие. Лишь она даёт смысловую информацию, которая становится таковой из просто информации, когда она анализируется в пространстве сравнения с другими оценками и влияет на направление и наполнение дальнейшего развития.

Когда предлагается стратегия и план по её реализации, то в этом плане особое место должна занимать защита основного смысла, стратегии и плана. Ибо при малейшем дуновении ветерка сомнения в твёрдости идеологов стратегия рухнет, погребая под обломками множество тех, кто доверился ей и принял её за основной закон своей жизни. Но значительно сильнее люди руководящие должны защищать ценности своих руководящих оценок.

О возрождении сталинской концепции общества

В концепции Сталина как раз и реализовался путь управления империей Внутренним Предиктором, который единственный задавал главные оценки жизни всего населения и ответственно требовал их соблюдения вплоть до высшей меры. Однако, свести взаимоотношения в обществе, государстве до логики химических и ньютоновских реакций не удалось. Всеобщий принцип самоорганизации Природы оказалось сильнее в явлениях и формах существования Жизни. Самоорганизация людей – это, прежде всего, их терпимость друг к другу. Вот откуда происходит крах национальной идеи, о которой ещё пока пекутся некоторые политические националисты.

Может ли национальная идея, как бы она ни была превосходна, решить проблему защиты от агрессора целого этноса или цивилизации? Конечно, может, если общая культура человечества ещё не достигла уровня понимания человечности.

Новая форма государственного устройства стучится в двери российской политики, заставляя задуматься об определении самой политики с позиции самоорганизации. Крах тоталитаризма очевиден, если принимать во внимание развитие средств информации и информационных ресурсов. Даже сама по себе информация, которая не очень наполняется смыслом, способна дать импульс человеку к захватнической экспансии, какой является экспансия капитализма в любом его виде: чистом и нечистом.

Как уговорить капиталистов жить по этическим основам? Самое сложное в реализации Духовной Этики на Земле в том, чтобы уговорить эгоистов, разного рода преступников не делать того, что они делают: не жить за счёт других, то есть не паразитировать. Но капиталист – ещё и наркоман, а наркомана необходимо лечить и изолировать в его страсти от ресурсов.

Если хороший человек накопил материальное богатство честным трудом, а его у него украли, то это может означать, в зависимости от контекста того, кто оценивает ситуацию, либо что его призывает Бог жить духовной жизнью, не накапливая материального богатства, либо как нарушение прав человека, за что преступник должен быть наказан.

Капитализм возвёл в закон воровство, разбой, грабёж. Ситуация парадоксальна тем, что, в одном случае, она может рассматриваться как отрицание устоев эгоистического устройства мира, при котором всё человечество разделилось на отдельные личности. В другом случае, человечество погрязнет в преступности, подпитываемой за счёт капиталистического устройства мира.

Во втором случае ситуация может быть расценена как покушение на права самого человека. Поэтому тоталитаризм по своему смыслу с позиции прав человека ничем не отличается от капитализма. Вообще представляется, что любой режим правления в государстве, даже демократический, можно свести к парадоксальному режиму сильной власти, когда законом становятся такие действия власти, когда одна часть населения угнетается за счёт узурпирования прав наказания другой частью.

Как видим, возрождение сталинской концепции общества возможно при совершенно разных режимах правления. Любая демократия в отдельно взятой стране обернётся точно такой же агрессией по отношению к своему народу и врагу, как только в этом государстве зайдёт речь о защите его достижений. Принцип объединения врага внутреннего и врага внешнего в один образ врага государства станет превалирующим.

Вот почему борьба за права человека должна стать по статусу выше борьбы за государственность. Мы вынуждены искать объединительную платформу с другими народами, государствами за пределами государственных интересов. Значит, государственная форма правления отмирает. А что отмирает, то приносит, как известно, много страданий.

Мирошниченко Геннадий

Университет критериально-системных знаний

Эпоха передела и место в ней раба

Как ошибаются все те, кто так или иначе прочит кончину существующей системе власти! Как хочется им этого и как они фантазируют, выдавая желаемое за действительное, даже не соизмерив существующие режимы правления в государствах земного шара с эпохой, нас постигнувшей!

А эпоха-то на дворе – передел. На государственном уровне эта эпоха и не думает заканчиваться. Хуже, что её законы были в 1991-м году привнесены внутрь нашего государства. Все государственные войны были либо за передел территории, либо за передел ресурсов. Сейчас это – передел зон влияния.

Это – с одной стороны.

А вторая сторона этой эпохи – рабство, которое тоже не нами начато и не нами, видимо, будет искоренено. Ибо наши рейдеры, рэкетиры государственного масштаба, бандитским способом присваивающие предприятия, города, сферы жизнеобеспечения, всё это производят в целом – вместе с теми рабами, которые обслуживают эти сферы и предприятия.

Так называемая общественность России – это фикция, которую пытаются демонизировать и мифологизировать наши уважаемые оппозиционные пигмеи, чтобы, даже привстав на носочки, казаться самим себе ростом с властителей.

Да что они могут предложить взамен? Перекрасить цвет эпохи, как перекрашивается в одно голосование в Думе государственный флаг?

Изменить государственные законы? Более смешного не придумаешь, если только вспомнишь о происхождении законов государства вообще! Законы вышли из этики, законы действуют вместо этики и, самое удивительное, что в суде, на который мы с вами уповаем как на последнюю Божественную инстанцию в становлении прав человека, судьи по тому же закону во всём мире принимают свои решения и выносят приговоры на основе веры в своё внутреннее убеждение. Почитайте УПК, кто не знает.

Так кто у нас самый верующий? Ответ: конечно, судьи. Их вера не имеет границ.

И обратно: кто выдаёт себя за абсолютного верующего, начинает судить и применять все немыслимые наказания по отношению к людям другого государства, другой религии, другой национальности и прочее.

Достоинство человека сегодня трактуется как высшая степень чванства, свобода – как пьяный и демонический разгул, равенство – как презрение к ближнему. Дальше перечислять бессмысленно. Мы уже так с этим сроднились, что ничего другого придумать не можем. Посмотрите на программы оппозиционных партий! Их цель – захват власти. А там, дальше? Французские революции предопределили формулировки новой власти на века!

Власть как понятие есть принуждение. Почему-то об этом забывают. Демократические режимы правления ничем не отличаются по системной сути от любого режима диктатуры. Они лишь украшены вариантами выбора. Всё остальное – такое же.

Эпоха, которая властвует над нами, диктует нам правила жизни, многие из которых становятся гипнотическими, подчиняющими нас без наших раздумий.

Можно ли изменить эпоху? Думается, что сначала мы прозреем и перестанем путать демократию как форму с сутью человеческого достоинства, которое сегодня формулируется просто: мы есть рабы!

Геннадий Мирошниченко

Университет критериально-системных знаний

Почему и за что мы ругаем Америку? Письмо от непонимающего провинциала

Как известный герой нашего юмориста М. Задорнова, я, с одной стороны, просто не понимаю. Но, с другой стороны, не понимаю, зачем? Ругать США удобно и приятно, выгодно и важно. И ещё по многим параметрам здорово. Хотя бы просто так! Хотя бы чтобы поддать патриотизма! Мы тоже не лыком шиты!

Только я, вышедший из так называемого социализма СССР и пришедший к всеобщему братству Интернета, не понимаю, зачем эти самые США ругать? Мы хохочем, мы довольны, когда М. Задорнов с лицом гения вещает нам, какие они тупые, американцы. Это безопасно – мы понимаем, ему ничего не будет, кроме гонорара. Хуже для него, если бы он то же самое сказал бы о наших лидерах. Для американских президентов наши юмористы не существуют, их просто из списка на въезд вычеркнули. Для наших президентов наши юмористы – это тебе ни хухры мухры! Они по другому списку проходят.

С одной стороны, конечно, посмеяться – не грешно над тем, что кажется смешно. Но, с другой стороны, это нам может быть дороже. Вот с этой другой стороны мы понимаем, что наши рубли вложены в американские ценные бумаги или даже в американские банки под 2,5 %. Мы понимаем, что наш президент и наш премьер-министр – это ни один и ни два М. Задорнова. Им надо бы поосторожней. А то вдруг тоже внесут в список невъездных.

Доллар, который для нас является главной валютой, – оттуда. Интернет – тоже. Основные мировые биржи – тоже там. Более того, если с долларом что-то и случится и нам его станет не хватать, то мы в спешном порядка и с какими-то потерями перейдём на евро. Но уж если что-то случится с Интернетом, куда прикажете бежать? В каку таку сеть? Все доменные имена, в том числе и кремль точка ру – оттуда, из штата Аризона, если верить информации из того же Интернета. Может, нам, чтобы безопасно было ругать, надо было и Интернет сразу делать русским, как у китайцев? И никто бы никому не мешал, варились бы каждый в своём соку.

Почему Россия – не Америка, нам худо-бедно объяснили: потому что у нас намного холоднее. Только стоило ли писать на эту тему толстенную книгу?

И у нас попадаются молодые люди, которые ненавидят своих родителей, своё неблагородное окружение за то, что родились не в семье принцев заморских или олигархов, а в какой-нибудь крестьянской или рабочей семье. Принцев, к сожалению, маловато. Их доля невелика во всём человечестве. Многих же, родившихся у нас, почему-то мы не учим, как в Америке, зарабатывать свои блага своим, и ничьим более, трудом.

Может, нам просто быть почестнее и перестать общаться с другими, не совсем такими, как мы, через губу? Или я ошибаюсь в самом главном: это мы тут в своём кругу щёки надуваем, а там всё-таки ранжир соблюдаем? Ведь вот и кризис какой-то странный: все кричали, что Америка валится, доллар рушится – жуть брала. А оказывается, это Америка, как большая псина, лишь стряхивала с себя блох: доллар, несмотря на кризис, укрепляется, а другие валюты валятся. Вот они напечатали 6 млрд. своих долларов и пустили их в международный валютный океан. А нам кто запрещает подобное сделать? Никто. Просто наши рубли в этом океане не нужны никому. Надували щёки, надували, а до конвертируемости рубля всё так же, как до луны.

А почему мы не создали свой Интернет? Ведь радио изобрёл Попов пополам с Маркони, телевидение – Зворыкин, принцип сотового телефона – тоже за нашими радиофизиками. Более того, сам томограф был изобретён и сделан Вячеславом Ивановым, питерским будущим профессором аж в 1953-м году, да неучи эксперты-патентоведы решились выдать ему авторское свидетельство уже после того, как Нобелевскую премию за томограф получил американец. Так же, как и холодный термояд, и вирусная природа рака (Лев Зильбер и Валентин Говалло), и многое другое.

Почему наш президент воистину трубит победу, когда договаривается с американцами, чтобы они ввели доменные имела на кириллице вместо того, чтобы самим создать свою глобальную российскую сеть? Кишка слаба, как говорят в народе? Или это требует таких финансовых излишеств, что лучше об этом помалкивать?

Мы всё время жалуемся всем и всему миру, что нам плохо живётся, концы с концами еле сводим и в это же самое время почём зря ругаем США за их эгоизм, капитализм, индивидуализм. Конечно, и мне много не нравится в международной политике американцев, но не менее грубые приёмы показывал и СССР. Только непонятно, почему до сих пор американцы не отключили нам Интернет за нашу грубость? Может, просто потому что подслушивают, как мы тут их костерим? Любопытно всё-таки, а что мы о них думаем?

 

 

Геннадий Мирошниченко

Университет критериально-системных знаний

Украина вступила в третью мировую войну против богатых

Зачем Украина ставит на колени Европу

Украина в конце 2008-го и в начале 2009-го оказалась неудобной всем. Почему? Что подвигло украинские власти объявить войну и Западу, и Востоку и прекратить транзит российского газа как раз тогда, когда в Европе морозы под двадцать градусов? Кризисное ли положение? Так у всех кризис. Её ключевое положение как транзитёра газа заставило её шантажировать партнёров, от которых она тоже зависит. Но это глупо, ведь всё равно придётся решать общие задачи. И почему украинские руководители совсем заврались? Потому что им хочется хоть на какое-то время продлить своё царствование?

И хотя нас уверяют, что вопрос стоит чисто в экономической плоскости: либо Россия продаёт Украине газ на границе у себя, а дальше это собственность Украины, либо «Газпром» выкупает чуть ли не половину акций украинских газовых компаний, – думается, что дело в ином: украинские руководители оказались у последней черты и просто запаниковали в условиях кризиса и своей немощи. И если им не помогут другие государства, то Украина при такой политике, какую ведут её беспомощные руководители, как целостное государство перестанет существовать. Выбор сделан: лучше международный паразитизм, чем распад. Именно целостность государства оказалась под большим вопросом.

К сожалению, такого рода ходы Жизни нами пока плохо понимаются, как плохо было понято происшедшее в 1917 году, начиная с января 1905-го года. (Лишь Сталин стоит особняком – он максимально заигрывал с народом, даже уничтожая его, сделал из него главный ресурс империи). Революция началась в России с подрыва её целостности силами разного рода. И С.В. Зубатов со своей охранкой заранее кричал о безопасности государства с конца девятнадцатого века. Он понимал врага и уговаривал беспечных и жиреющих богатеев поделиться с бедными, чтобы не потерять всё. Он, надеясь на благоразумие сильных мира сего, по всей России организовывал рабочие общества, чтобы хоть как-то управлять рабочей стихией и, в то же время, контролировать с помощью своих агентов ситуацию в рабочей среде. Его опыт был перенят потом всеми спецслужбами мира. Но его не услышали. Тогда в марте 1917-го после отречения царя он застрелился, разочаровавшись в разуме лидеров человечества.

А не повторяется ли история заново, превращаясь в фарс?

Глобализация – это новая революция, если пренебречь её законами

Но в те далёкие и мрачные времена ещё не было глобализации с её новыми проблемами целостности уже не на уровне отдельного государства, а на уровне всего человечества. Абсурд выживания в условиях существования постоянной угрозы гибели цивилизации от оружия массового поражения в межгосударственных войнах очевиден. Паритет Смерти человечества и его Жизни постоянно нарушается и смещается в сторону первой благодаря усилиям военной машины.

Что глобализация – это новая революция, пока что мало кто понял. И в этой революции вопрос об отъёме денег и других богатств будет стоять более остро, чем в пролетарской революции. Поэтому третья мировая война, начавшаяся с передела богатств мира под религиозной окраской, скрыла под своим покровом всё тот же революционный мотив: делись, а то хуже будет.

Не было раньше такого, чтобы мир, качнувшийся в сторону глобализации, пренебрёг принципами глобализации и продолжил плыть по волнам коллапсирующих от богатств двух десятков государств, даже объединившихся в ощетинившийся дубьём и оружием союз против всего остального человечества. Золотой миллиард преувеличивает свою мощь перед лицом массы, которая уже раз ставила на колени тупых властителей.

История уже много раз демонстрировала нам, что сила власти завладевших материальными богатствами немногочисленной корпорации – ничто по сравнению с гневом голодных варваров. Да что далеко ходить: 1991 год с его государственным переворотом в России имел голодную подоплёку, а совсем не политическую, как хотелось бы представить многим оппозиционерам. Некоторые из них, правда, всё же стихийно руководствуются генеральным принципом: чем хуже, тем лучше.

Украина – не против России

Оружие Украины – это газовый вентиль. Она объявила войну и выступила на стороне противников Западной паразитической цивилизации. «Делись с бедными, ибо иначе останешься вообще ни с чем!». Не столько Россия является целью Украины, сколько ей необходимо её вступление в НАТО и ЕС, чтобы получить материальную помощь от этих стран. Пойдёт или нет Россия на уступки украинским руководителям, не столь важно. Не от России ей нужно обеспечивать защиту, а от бедности, ибо бедный и голодный всегда опасен. И Африка со своими пиратами – это лишь начало голодных войн этого континента против зажиревшего Запада в Европе, Америке, Азии. Вопрос в том, что перевесит для ЕС: Украина в целом или недопустимость её шантажа? Нужна ли Европе нищая Украина?

Что Украина не против России, не поняли наши руководители. Они вообще производят странное впечатление, когда слушаешь их растерянные речи по телевизору. Они совершенно лишены понимания, что существует иерархия ценностей, в которой политика подчинена этике, нравственности.

Сегодня даже самый последний бомж понимает, что в глобальном масштабе этика стала выше политики и экономики, потому что нужно принять новое определение справедливости: если оно родилось, то уже его существование справедливо и оправдывает затраты на него. Раньше ещё можно было нас откровенно обманывать и выдавать грубые экономические схемы за истину жизни и политики. Наши руководители заигрались в К. Маркса и решили, что политика определяется целиком экономикой, забыв, что выше политики по иерархии ценностей всегда стояла этика, мораль, нравственность, законность. Мне даже как-то неловко в очередной раз напоминать нашим высоким лидерам, что самый надёжный прогноз – это этический прогноз, что законы государственные растут из этики и что отмена многих государственных законов происходит де факто по решению Страсбургского или Гаагского суда.

Потрясающе удивительно было видеть глубокую растерянность наших первых руководителей страны перед политическим издевательством украинской стороны в вопросе о транзите газа и в переговорах о возврате долга. Лишь очень наивные люди могут представить себе, что страна, находящаяся в экономическом упадке, способна отдать просто так 2,4 млрд. долларов. Элементарно просто рассчитывались ходы Украины в связи с этим. Просто украинским партнёрам нечего было делать и лучше было выглядеть глупыми игроками, чем полными идиотами и начать суетиться и искать деньги для возврата долга. Как любого должника, мы теперь обязаны пылинки сдувать с Украины, как бы чего не вышло.

Выводы, от которых тошно

Главный вывод из сказанного один: фактически войну господствующей государственной, изолированной форме существования объявила глобальность, целостность человечества. Сегодня газовой войной мир как живое существо уже в который раз заставляет нас пересмотреть правила жизни человечества. Это нам только кажется, что Украина – враг России и что она воспользовалась представившимся случаем, чтобы насолить нам. При помощи Украины силы эволюции человечества продемонстрируют нам свою волю. Под действием этой воли наш мир вынуждено переходит на другие критерии целостности. Если раньше целостность отдельных государств достигалась их материальной мощью, в том числе и военной, то теперь целостность открытого глобального мира проявилась для нас своим истинным лицом – этикой. Какой она должна быть: нравственной этикой человека разумного или звериной этикой инстинктов лесного животного? Ослабление позиций ООН говорит о том, что в настоящий момент времени у нас преобладает второе. А как же иначе: богатые не хотят делиться добровольно!

Зажирел Запад, заигрался на биржах и погряз в котировках. И потому может проморгать пассионарность бедных и, как всегда, отдаст всё. Когда-то я предположил, что паритет нефтяной игры России и США в 2007 – 2008 годах (вы нам – высокие цены, а мы вам – вседозволенность внутри страны) может быть нарушен, когда стороны паритета обнаглеют (http://www.civitas.ru/article.php?pop=0&code=521&year=2007 ). Кажется, так и произошло. Политические выпады наших руководителей против американских лидеров вновь чуть не привели к очередной холодной войне. Но результат виден: цены на нефть упали более чем в три раза. Прибыли наших нефтяных магнатов резко снизились.

Сегодня самым большим препятствием для объединения человечества называют разную ментальность народов. Когда говорят о разной ментальности, то почему-то забывают, что все эти разности существуют для бесконечного многообразия, в котором разуму легче найти истину. И никоим образом нельзя сводить ментальность к одной, она тогда становится причиной тирании, чванства, отупения, самогипноза и зомбирования. Спасибо Богу за разное! Пренебрежение этим принципом всегда приводит к взрыву пассионарности, в котором чудесным образом вдруг появляются могучие лидеры. Застой не способствует открытиям ни в чём. В том числе и в открытии лидеров с мощной харизмой. Варварская пассионарность концентрируется в лидере.

О какой этике идёт речь

Я призываю проявлять Этику Разума богатых и умных. Этика голодных, как известно, одна: любыми способами найти, что съесть, а лучше и быстрее отнять у богатых. Этика истины Человека идёт сверху, от понимания Будущего. Снизу законы другие, они происходят от животных инстинктов. Чтобы победить инстинкт, нужно проявить ум, лучше критериальный и посмотреть, какими критериями руководствуются стороны. И тогда, как в томографе, резко проявляются анатомические подробности любого лидера, любого народа. Можно ли ожидать благоразумия от наших капиталистов-наркоманов, построивших политику государства в ущерб народу? Не знаю.

Я лишь очень хорошо чувствую, что Украина фактически совершила государственно-пролетарскую революцию. Она выдвинула условие включение её в НАТО и ЕС безо всяких условий, она требует финансовой помощи и продемонстрировала слабость всеобщей государственной системы в открытом глобальном мире (http://www.civitas.ru/article.php?pop=0&code=617&year=2007 ).

ЕС стал перед дилеммой: замерзать дальше или помочь Украине стать своим полноправным членом, поделиться с ней пищей и получить гарантии дальнейшего комфортного проживания. Но где гарантии, что завтра всё это не повторится снова?

Что делать: ограничиться полумерами и в очередной раз проучить теперь Украину, введя в неё войска объединенных сил, забыв о Будущем, или решить вопрос Будущего в принципе навсегда и начать пересматривать межгосударственные границы? Первый вариант с успехом продемонстрировала Россия в конфликте с Грузией, теперь демонстрируют нам Израиль и арабский мир, всё больше погрязая в эскалации кровавого противостояния.

Второй вариант – это переход на принципы глобальной политики, которая выдвигает свои требования: помогать слабым и жить по законам нравственной этики, но не по законам отдельных государств.

А вопрос зависимости Европы от США тоже не может висеть в воздухе бесконечно: Европа, конечно, зависима, но насколько, определит ближайшее время, когда станет более внятной позиция Украины.

Какая фишка нам выпадает, или снимает ли кризис ответственность?

Опять о контроле: надо ли его бояться

Сегодня в начале 2009-го года мы повсеместно слышим одну и ту же отговорку представителей власти всех её ветвей: «Что вы хотите? Экономический кризис». И под оправдание кризисом подводятся изменения и корректировки бюджетов государства, губернии, города, района. Ответственность как таковая перестала быть предметом пристального внимания. Наоборот, такое впечатление, что страна погружается в хаос бесконтрольности сознательно, как в мутную воду, чтобы труднее было рассмотреть со стороны действия наших чиновников. А, казалось бы, эти действия должны быть более взвешенными, более продуманными и уж точно – более контролируемыми.

С удивлением узнаём, что в США нет пропрезидентских и проправительственных СМИ, это запрещено. Через них осуществляется тотальный контроль любых действий любых персон в управлении государством. Это при том, что чуть ли не последнего полицейского там выбирает население. Почему же у нас чиновники и руководители любого ранга так боятся критики и контроля. Совершенно не верится, что они все нечисты на руку. Конечно, не без этого, но, по большому счёту, что-то тут совершенно другое – то ли тяжёлое наследие тов. Сталина, когда за один колосок упекали в тюрьму, а воровать были вынуждены, чтобы выжить, то ли традиционное отечественное чванство, хоть в какой-то степени дающее проявляющему чванство почувствовать себя хозяином, богом, а просителей – рабами. Кто-то скажет: невоспитанность, необразованность. Но не будем забывать, что Система давно уже отбирает под свои внутренние принципы и законы. Она к государством установленным законам относится плохо, она вынесена над ними. Иначе будет не понять: кто изволит давать, а кто изволит просить. Для просящих – юридические нормы, которые становятся законами государство после прохождения их через Федеральное Собрание и утверждение президента. Для дающего – это совсем другие законы. В Системе свои законы, свои взаимоотношения. Система пользуется кризисом, чтобы упрочить своё положение.

Снял ли кризис остатки контроля над нашей бюрократии

Кризис снял остатки контроля нашей бюрократии – вот вывод, от которого становится тошно. Оправдан ли такой шаг в масштабе государства? Смотря, для кого? Ведь резервы и страховочные средства концентрируются не для народа. Их остатки быстро улетучиваются, не давая никакой надежды на смягчение удара кризиса по тем людям, у которых и до этого ничего, кроме зарплаты по бедности, пенсий и пособий, не было. Люди лишаются зарплат, урезаются пенсии и пособия. Жизнь населения обесценена.

А, с другой стороны, нужна ли нам ответственность перед народом? Ведь он безропотно идёт в ту сторону, куда его ведут из Кремля. Когда-то, дав своё согласие на рождение ГКЧП, М. Горбачёв прекрасно понимал, что голодный народ будет спровоцирован на Гражданскую войну. Он лишь просчитался в одном: не видел оппозиционного лидера, способного выбить у него опору. Гнев рождает лидера неожиданно – вот закон, о котором не стоит забывать никогда. Искать лидера в затишье бесполезно, нет энергии, пассионарности. Пресловутая пассионарность наполнит лидера уверенностью параноика, абсолютной верой, которая, в свою очередь, подпитает массы.

После 2008-го года становится ясно, что выпадает нам похмелье после начала кризиса, настоящей войны с Грузией и политической «газовой» войны с Украиной. Нефтяной паразитизм закончился, спасение народа Южной Осетии от агрессии своих же хозяев по большей части прощено со стороны зависимых от российского газа и российской нефти государств и потому силы зла взялись за дело с другой стороны: Украина и Грузия, заручившись поддержкой «ястребов» США, решили грубо вмешаться в идиллическую картину и поссорить  нас со всем цивилизованным миром Европы. Заодно и решить свои проблемы с Евросоюзом.

На чьей стороне окажется Европа и в чьи паруса усилят политический ветер США? Все новости с политических арен, которые мы читаем сегодня, не являются для нас такими уж свежими. Всё это предполагалось, прогнозировалось. Но… нет ответственности, нет и действий: и зима приходит неожиданно, и урожай так же неожиданно нужно убирать. Вот лишь только критика со всех сторон постоянна.

Да нет по существу этой критики! Что толку критиковать какие-то действия руководителей, если им эта критика «до лампочки»!

С кого брать пример нашим любителям перестройки

Кризис по предположениям автора, вяло начавшийся несколько лет назад, лишь подтвердил за Россией роль финансовой и сырьевой подушки спасения для некоторых стран. Да и то, если она будет вести себя разумно. США перестроились быстро – выбрали себе президента, угодного мировой финансовой мафии, ибо с Бушем прибыли мирового монополистического капитализма стали стремительно падать. Обама погасил взрыв социального недовольства. Калька с Буша не устраивала мировое финансовое правительство. Добавим к слову, что мирового политического правительства пока что не существуете, если не считать не набравшую авторитет ООН.

Так называемым финансовым кризисом мировая финансовая элита стряхивает с себя надоевших ей нефтяных паразитов, возомнивших себя рулевыми глобализации. Конечно, кризис коснётся всех, кроме тех, кто поднаторел в финансовых и биржевых играх. Там, в высших эшелонах игр, свои правила и количество мест ограничено. Туда просто так не вступишь.

Демократическая экономика – это блеф. Экономика всегда была капиталистическая, ненародная, паразитическая. Как только запахло жаренным для фирм, состоящих на учёте при администрации президентов, так и проявились старые тенденции решать проблемы за счёт народа: цены на бензин не упали, зарплата рухнула, экономика в целом зашаталась. Потому что экономика страны нужна для выживания народа и для продолжения жирения капиталистам. Сидящие у власти перераспределили соответственно в свою пользу.

У любого государства существуют враги, если только есть чем поживиться в нём. Вот из этого главного тезиса и стоит исходить при анализе безопасности государства и личности в нём.

Оглавление

Ключевой вопрос оппозиции России и мирового экономического кризиса

Государство как посредник между личностью и Источником нравственности

Для чего нужно государство

Народ для государства – друг или враг?

Что будет с правами человека и государством?

На чём стоит целостность общества?

Прогноз демократии Будущего как ответ на старые вопросы

Преамбула: так чего мы хотим?

Куда идёт мир людей и Россия в отношении целостности?

Проще и легче не значит правильно

Насколько люди и человек способны изменить ситуацию?

Жизнь или кошелёк: свобода или справедливость

Как иногда хочется свободы без ограничений!

Буриданов осёл не может сделать выбор

Каким ограничениям можно подчиниться?

Какие законы государства уничтожает само государство

Оценочный парадокс: что сильнее логики разума?

Открытие толерантности как снятие греха

Общественная безопасность

Сила эгрегора или действие критерия?

О возрождении сталинской концепции общества

Эпоха передела и место в ней раба

Почему и за что мы ругаем Америку? Письмо от непонимающего провинциала

Украина вступила в третью мировую войну против богатых

Зачем Украина ставит на колени Европу

Глобализация – это новая революция, если пренебречь её законами

Украина – не против России

Выводы, от которых тошно

О какой этике идёт речь

Какая фишка нам выпадает, или снимает ли кризис ответственность?

Опять о контроле: надо ли его бояться

Снял ли кризис остатки контроля над нашей бюрократии

С кого брать пример нашим любителям перестройки


[1] Геннадий Мирошниченко. Болезнь психики как основная причина общемирового кризиса. Обоснование некоторых положений Манифеста самоорганизации глобального мира: http://manifest.genmir.ru/2.htm

[2] Геннадий Мирошниченко. Манифест самоорганизации глобального мира: http://manifest.genmir.ru 

[3] Медведев В.С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. - М.: Современные тетради, 2004. - 416 с.

[4] Концепция общественной безопасности. Мёртвая вода. Библиотека концептуальных знаний. № 1. - Новосибирск.: Изд. Отдел ВПМВ «Единение». - 2002. 366 с.

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

 

 

28.11.2013

Электронный адрес: genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

© Мирошниченко Г.Г., 2013