Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru

* Текущие новости

* Критериальные открытия. Гипноз и смысл

Критериальные открытия

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

О гипнозе и внушении смысла Что такое критериальный гипноз Необходимость Духовной Этики Концепция наркомании любви Суггестия - поле проявления негативной воли * Несколько отрезвляющих слов о свободе как о психологическом состоянии сенсорной депривации, оглупления, отупения и безумства Абсурдность некоторых систем жизни Шизофрения как нарушение целостности личности: ключ к новой психологии * Отражения в сознании человека Критериальное мышление * Критериальная андрогинность сознания, психики, души, личности

Несколько отрезвляющих слов о свободе как о психологическом состоянии сенсорной депривации, оглупления, отупения и безумства

Партия «Единая Россия» скоро будет иметь новое официальное название: «Общество по спасению олигархов».

В.Н. Лимарев

Круг рабства

История ничему не учит, – это давно известно. Сколько в мире было революций, сколько раз борьба за освобождение заканчивалась одной и той же песней – на спинах освободителей на трон въезжал тиран! Почему? Вот на этот вопрос пока не слышно внятного ответа. Более того, история повторилась у нас в очередном фарсе в 1991 году, когда мы наступили на те же грабли снова. И эта свобода привела к новой тирании коллективного свойства, прикрывающейся теперь другим фиговым листочком: усыпляющими нас лозунгами о либерализме и демократии для всех.

Пока мы не разберёмся, почему так происходит, мы не вылезем из заколдованного круга рабства. Мы стремились к свободе тела и прав личности, к физической свободе, а получали рабство и тела, и души, и закона.

А, может быть, вообще нет никакой власти, кроме тирании? И «свободные кони и люди» бродят лишь в фантазиях вульгарной анархии?

Мы рвёмся к свободе, как к освобождению от какого-либо ярма, от ограничений, не дающих дышать, развиваться, творить. Мы хотели сбросить цензуру и получили гласность ниже пояса, мы хотели уничтожить коммунистическую номенклатуру и получили в наследие от неё олигархического монстра, мы хотели сделать свои производства конкурентоспособными и получили полный их развал и полную невозможность восстановить их вообще.

Наши страстные желания в реальности обернулись их природным страстным отрицанием. Почему? Почему наши желания не принимаются Природой? Почему либерализма и демократии хватило не для всех, а только для избранных?

Почему свобода оборачивается своею противоположностью?

Мы старый мир тирании «разрушили до основания», а как теперь построить на обломках новый мир без тирании, не понимаем. Старая идея построить новый гигантский мир в равной степени для всех, которая вдохновляла и легко гипнотизировала массы на подвиги в условиях тирании, умерла. «Бог умер», – сказал бы и по этому поводу Ф. Ницше.

Появилась новая, но старая, как мир, идея строительства своего частного мирка в свободной борьбе с ближним и дальнем, в борьбе, где в сражении с конкурентами провозглашена свобода на применение любых средств, где на обман, ненависть и оружие убийства мы получили свободу без ограничения, но особенную свободу мы завоевали в отношении применения законов. Наши судьи могут свободно выбирать, какие законы из принятых в нашем государстве, по их мнению, наиболее эффективны, а какие – нет, какие судьям нравятся, а какие нет. Чиновник теперь может выбирать свободно: принять ему подношение или нет. Появилась свобода в формулировках: взятку можно называть подарком, коррупцию – теневой заработной платой, принуждение, насилие, пытки – применением спецсредств. Даже этику можно легко и свободно заменить на корпоративные правила поведения, легко обосновывающие любое насилие и принуждение, а нравственность – на стиль. Вспомните деонтологию Гиппократа: «Не навреди своему цеху!». Или Ювенала: «Хорошо бы, если бы в здоровом теле был бы ещё и здоровый дух!».

 Только почему такая свобода плохо приживается среди тех, кто воспитывался и воспитывается на совести, уважении и примирении? Почему безнравственность как освобождение эгоизма человека-монстра от ограничений всё-таки не становится руководящей идеей прежней высоты: «Новый Бог не родился».

Борьба за свободу всегда приводит вначале к уничтожению тех, кто призывает к порядку по старому рецепту. Потом лишь она оборачивается обратной стороной, когда превращается в полный беспорядок – беспредел. Но построить из беспорядка порядок – это прерогатива Природы. Это она может создать сложнейшие организмы из всемирного хаоса. На это уходят миллионы лет. Мы не можем ждать столько и потому обязаны учесть опыт и природные подсказки. Поэтому спешим и в спешке применяем быстродействующие лекарства, приносящие вред организму в целом.

Мы забываем закон Природы: любая борьба заканчивается обузданием этой борьбы силами, которые намного превосходят силы противоборства (качество силового противоборства переводит систему в противоположное первичному количество). Диалектический закон отрицания отрицания не несёт в себе количественной оценки, поэтому формальное его применение неполно и во многом тупиково.

Вот почему о больших системах, таких, как общество, кибернетики говорят, что они реагируют противоположным желаемому образом. Так и у нас: «Хотели, как лучше…», а вышло ещё хуже.

Оказалось, что свобода, которую получили рабы, была той же самой свободой, которую получили и рабовладельцы: в равной степени все люди на всех ступенях иерархической лестницы в одинаковой степени сняли с себя прошлые ограничения и прошлые обязанности. Поэтому вся система управления обществом, сверху донизу, рухнула. Уговаривать властителя быть милосердным по отношению к простым рядовым грабителям и убийцам нелепо!

Что такое психика общества

Значительная часть российских либералов, демократов и рыночных фундаменталистов призывают к неограниченной экономической свободе. При этом совершенно выпадает из их поля зрения факт, что общество и государство – это живое существо со всеми вытекающими последствиями, и поэтому они пытаются навязать общественному развитию свои законы, мало согласующиеся с природными.

Как человек наделён психикой, так и общество в полной мере обладает ею. Реализация свободы как некоторого состояния общественной психики ими почему-то не учитывается.

Психика – это сложная система реакций организма на различные виды раздражителей. Психика является производной от деятельности Сознания Природы (сверхсознания – по терминологии академика П.В. Симонова: см. Симонов П.В. Неосознаваемое психическое: подсознание и сверхсознание. В сборнике статей: Кибернетика живого; Человек в разных аспектах. – М.: Наука, 1985, с. 107-121.). Хотя психика частично и влияет на развитие сознания человека, сознание не является частью психики, как было принято считать до недавнего времени.

Психика общества часто взбрыкивает революцией, непокорностью, непониманием так же, как и психика входящих в общество людей взбрыкивает страстями и пороками, взрывом негодования против личностного давления и тюремных условий. Но психика общества не является простой суммой психики людей, она живёт по другим законам, которые, как часто можем наблюдать мы, более действенны в своём влиянии на нас, чем хотелось бы, особенно в действии негативного гипноза. Это относится к почти незаметному влиянию на людей со стороны общественной психика через так называемые общепринятые стереотипы, моду, стандарты жизни. Гипнотизация сознания отдельного человека настолько велика, что даже наука не может пока понять её механизмы, хотя использует их. В науке доходит до смешного: один институт мозга ищет в мозге участок, отвечающий за совесть, калеча при этом свою часть людей, в то время как другой институт мозга доказывает фантастическую перепрограммированность поведения человека под гипнозом.

Ни то, ни другое не соответствует действительности, которая сложнее. «Сознание человека – это орган, который находится вне тела!», – часто заключал свои выступления академик В.П. Зинченко. И лишь открытие всеобщей критериальности Природы расставило всё на свои места.

Причём, большой эффект от использования психики общества в том, что общество готово идти за своими лидерами даже с гнилыми идеями, получается, когда лидеры апеллируют к свободе, как к инстинкту, создавая для него условия наибольшего благоприятствования.

Инстинкт – это часть сознания, которое ради здоровья человека лучше держать на голодном пайке. Иначе он, максимизируясь, превратит человека в свою противоположность – в обезумевшего робота, разрушающего и себя, и окружающее жизненное пространство.

Другими словами, если раскрепостить инстинкт свободы, как и инстинкт власти, и начать его «кормить» безгранично, то он превращается в наркотик, оторваться от которого будет уже невозможно.

Максимизация инстинкта экономического присвоения

Свобода экономическая не может быть оторванной от общей свободы человека, которую он максимизирует сознательно и бессознательно своими действиями протестного характера, захватывая всё новое жизненное пространство. Значит, свобода – это некий критерий, который имеет возможность распоряжаться ресурсами в условиях снижения влияния ограничений той или иной степени.

Если критерий свободы есть инстинкт неограниченного экономического присвоения, то как он может создать целостность организации общества высокого уровня и поддерживать её? Разве на такое наркотик способен?

Максимизация инстинкта как критерия всегда приводит к сумасшествию и саморазрушению. Зачем, спрашивается, стимулировать это безумие стремлением к безграничной свободе от демократии? Свобода, внезапно постигшая Россию, привела миллионы людей, чьи нравственные опоры и ограничения вдруг рухнули в один миг, к безопорному, бессмысленному существованию. Оказалось, что теперь можно, выбрав любой свой инстинкт, начать его удовлетворять всё больше и больше, сделать даже его смыслом своей жизни, как это делает любой наркоман.

И хотя уже давно существует система сдержек и противовесов в политике, а точнее, как раз система ограничения пресловутой свободы в разумных пределах, начиная с ветвей власти и до поведения отдельного человека, мы почему-то ни насколько не продвинулись в понимании её смысла. Почему?

Почему мы продолжаем жить эйфорией от ощущения беспредела свободы?

Да, я не оговорился. Беспредел в виде беззакония – это и есть свобода без границ, о которой мечтают все те, кто видит критерий своей жизни в безграничном накоплении богатства.

При исследовании психики человека когда-то Дж. Лили было сформулировано состояние сенсорной депривации: от потери ощущений тела вообще теряется чувство жизни и человек сходит с ума. Это как раз то, с чем мы столкнулись в общественной жизни, провозгласив неограниченную свободу. Если отсутствуют границы, то отсутствуют и оценки, что приводит к полной потери опоры для психики общества. Вот мы и получили разгул инстинктов и сумасшествие умов. А тем, кто нечестен, только этого и надо.

Для ощущения состояния истинной свободы необходим высший критерий, которым оправдывается всё. У каждого человека он свой. Но высшая ответственность перед своим народом – это нравственность, о чём не перестаём говорить.

А неограниченность в доходах приводит к наркомании, к самой обычной наркомании, которую рано или поздно нужно лечить. И если мы не сталкиваемся с такими людьми в своей жизни, это ещё не означает, что их нет. Они, захватив власть, стали определять законы общества, навязывая их наркотическое содержание всем. Может ли человек, которому противны наркоманы, жить как они?

От чего мы на самом деле освободились

На самом деле мы лишили себя смысла ответственности за свои дела в этом мире, добровольно отказавшись от нравственной опоры как ограничения, которое сдерживало безумие наших инстинктов. Свобода нравственного выбора привела к тому, что безнравственность стала максимизироваться сознательно. Мы получили смысл в свободе достижения удовольствия, в погружении в постоянный и безграничный интерес, в извращения, в кровавое соревнование друг с другом.

Провозглашение всеобщей свободы привело не только к снятию любых ограничений для личности в сфере её интересов и развития, но, что более интересно, и к снятию ограничений на применение любого насилия, идущего от отдельного человека, от чиновника, милиционера, прокурора, следователя и прочее, на любое воровство, публично ставшее доблестью. Мир перевернулся, а мы и не замеваем!

Свобода ударила больно по всем, все оказались вдруг беззащитными перед любой угрозой: наши защитники стали иметь возможность свободно выбирать, защищать нас или нет, или же самим создавать угрозу нашему существованию. Иммунитет общества стал работать против себя и против него.

Все получили свободный выбор в главном – в свободе исполнять свои обязанности. Были обязанности, а теперь они стали пренебрежительно малым раздражителем, которым можно пренебречь.

Парадокс в том, что свобода, например, освободила женщин от мужчин, от детей, от семьи. Когда-то в мужчинах, детях и семье женщина видела воё счастье. Теперь её счастье в другом – в свободе от этого, что она называет рабством, от закрепощения в мире семьи. Мужчины тоже стали обходиться без женщин.

Этика требует насилия над собой, нравственность требует наибольших ограничений. Долой этику, долой нравственность, ура свободному поведению!

Во что выливается наша свобода

Либерализация экономики привела к гигантским монополиям, унаследовавшим плановую систему социализма для свободного и легко планируемого механизма своих грабительских действий по всей стране и даже по всему миру, и к реализации своих монопольных планов.

Ежегодные законные повышения тарифов на энергоносители, ЖКХ – это хорошо отлаженный механизм сговора в условиях безграничной экономической свободы грабежа. Девиз демократии «Всё разрешено, что не запрещено» превращён в «Всё разрешено, всё решают деньги, всё ради денег».

Мы своими наивными действиями освободили монстра, которого раньше удавалось хоть как-то сдерживать. И теперь он наводит ужас на своих освободителей. Не нужно семи пядей во лбу, чтобы посчитать, во что выльются ежегодные увеличения социальных тарифов на 25 %, принятые нашими законодателями.

Борьба за свободу вдруг вылилась в свободу за деньги! Вот к чему привела неограниченная никакими рамками безнравственность!

Мы боремся за свободу от ограничений личности, а получаем безопорное существование человечества, когда нет ничего надёжного, ничего серьёзного, ничего ответственного – никакого критерия, кроме денег, с высоты которого можно было бы понять смысл своего существования.

Нищета и вымирание – свободны. Рынок недвижимости сам себя регулирует: Государственной Думой свободно принимаются законы, согласно которым в ближайшее время будет массовое выселение неплательщиков из их частных и муниципальных квартир на улицу, в бомжи и сразу на кладбище.

Сравнение одинаковой деятельности внутри и вне нашей страны показывает, что внутри страны существует ценовой сговор. Цены на туристические услуги, на транспорт, на продукты питания, на услуги связи в разы больше у нас, чем за рубежом, в Европе. И это при том, что заработная плата у нас в те же разы меньше.

Распространение такой, вульгарно понимаемой свободы, свободы по всей иерархии власти – от рядового человека до президента – вылилось в глобальный смерч, сметающий на своём пути нас, социально незащищённых. В планах ближайшего будущего нас уже нет. Наш голос – это голос с кладбища, с того света.

Где нас обманывают

Два глобальных процесса помогают обманывать нас, доверчивых к демагогии лидеров свободы и демократии. Ещё Сократ сильно сомневался в демократии и едко высмеивал своих демократов за их враньё, которое возносило их над народом.

Первое. Чьё-либо «демократическое» восклицание о том, что непонятно лишь малое – как менять жизнь к лучшему в условиях демократии – говорит о том, что осталось не понято главное: Природа давно уже дала человеку Меру изменений в виде иерархии мер, критериев и оценок, с помощью которых мы сознательно распоряжаемся ресурсами в условиях тех или иных ограничений. Но для её применения действительно нужны развитые системы оценок и критериев как основа системы сдержек и противовесов не в демагогических речах и сговоре ветвей власти, а в неукоснительном соблюдении высших нравственных критериев.

Второе. Монопольная война за ресурсы идёт во всём мире. Ресурсы находятся, как правило, за пограничной стеной какого-либо государства. Мировая глобальная экономика провозглашена свободной от границ государств. Общекультурные отношения людей со своей стороны делают границы прозрачными. Государства, если их специально не укреплять, постепенно умирают. Этот процесс необратим.

И то, и другое являются объективными процессами. Люди нечистоплотные лишь используют оба эти процесса в своих демагогических целях, в паразитировании на теле Природы. Якобы демократическое требование неограниченного ничем накопления частных капиталов – это требование времени, либерализма и демократии.

Что это делает человека-капиталиста безумным, ибо он, как уже говорилось, становится настоящим наркоманом, – неважно. Ибо в таких условиях безграничной экономики каждый олигарх стремится стать настоящим дьяволом во плоти.

Наши наивные демократы и не такие наивные либералы ведут нас по пути безысходности в полон рабства при очередном коллективном тиране – к неограниченному по объёму частному капиталу, забывая, что более половины уже накопленного капитала лежит в омертвлённом виде в банках.

Резюме

Три параметра Меры – критерий, ресурсы и ограничения – составляют фундаментальную тройку управляющих категорий. Человек, желающий пренебречь какой-либо категорией из этой тройки, обречён на то, что Природа, не испрашивая у него разрешения, включит своё, и тогда получится для нас большая неожиданность. Несмотря на всю тупость нашего человеческого критериального ума, на все наши гигантские усилия по порче природного имущества, Природа пока что не сдаётся и всё ещё надеется на наше благоразумие.

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

 

 

28.11.2013

© Мирошниченко Г.Г., 2013