Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

* Критериальные открытия. Язык

Критериальные открытия

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Главный ресурс прогноза * Последнее эпохальное открытие: критериальная форма расщеплённого сознания и место души в Природе и человекеКритериальная концепция языкаЯзык как живое существо * Коммуникативный уровень человека Критериальный анализ агрессивности сознания, отражаемого в языке и обществеЯзык и смысл демократии и, в частности, демократии в России * Критериальное мышление Критериальная андрогинность сознания, психики, души, личности * Тайны критериального ума. Книга 5. Как выйти из гипноза человеческого отупенияПоле Плодородия

Язык и смысл демократии и, в частности, демократии в России

Что мы уже прошли и что не хотелось бы повторять

Отступление в сторону власти и управления

Демократические процессы отрицают власть воли

Демократия вообще и демократия по-русски

О последствиях влияния агрессии сознания

Запрет для негатива в общественных отношениях

Что мы уже прошли и что не хотелось бы повторять

Язык – это отражение памяти, качели психики и сознания. Язык даёт нам возможность представить различные, даже крайние ситуации, которые могут возникнуть после наших желаемых действий. Язык позволяет нам разыграть пьесы тогда, когда мы только задумываем своё движение к цели. Язык – это космическая сцена, на которой мы играем свои роли.

Сейчас много говорят о Сталине как о человеке, ненавидящим и грузинский, и русский язык, как о человеке, который жаждал построить Великую Империю, который внушал имперский дух народу, даже уничтожая его, унижая. Парадокс Сталина и состоял в этом: унижая и уничтожая русский народ, он включил в арсенал своих методов гипноз ложного имперского величия. Аналогично действовал и Гитлер в отношении немецкого народа. И тот, и другой стали богами для народов своих стран. Такими богами жаждали стать для своих народов и многие другие политические марионетки, на какое-то время сумевшие обмануть своих подданных.

Любой народ с любого момента времени может начать считать себя богоизбранным, если, конечно, в нём найдётся соответствующий лидер, который сможет подчинить такому гипнозу массу. Неважно, что послужит для этого толчком: массовый гипноз, переходящий в массовый психоз, имперское тщеславие, чистота расы или представление о себе, как о Богочеловеке. Можно, как уже бывало, из унижений многовековым рабством стать богоизбранным народом, вознесясь в собственной национальной гордыни до демона золотого тельца или общемировой гегемонии, изрекающего свои истины для всех, и на этом остановиться в своём нравственном развитии.

Прислушаемся сегодня к призывам демократов к власти проявить разум и ввести сверху определённые демократические принципы! Несмотря на ужас некоторых оппозиционеров, всё равно придётся признать это явление веянием времени. Переход от правления властителя к менеджменту в стране очевиден. Уже давно назрели не только усилия по борьбе с коррупцией в рамках уголовного кодекса, но и чёткое очерчивание рамок действия чиновников, исходя из новых, демократических, задач общества. Кто это будет делать, как ни сама власть?

Отступление в сторону власти и управления

Давайте с позиций критериального ума разграничим два краеугольных для нас понятия: власть и управление, два понятия, которые сформированы в языке, описаны с его помощью и используются нами при дебатах и дискуссиях.

Как известно, власть есть безответственное проявление воли верховного лица, принуждение с его стороны к действию, которое требуется от тех лиц или того лица, кто не очень-то и согласен с такой постановкой вопроса. Властитель редко объясняет причину своего поступка до того момента времени, как этот поступок им совершён.

Власть всегда будет по определению проявлять агрессию по отношению к народу.

Управление (английское – менеджмент) – это профессиональная и ответственная деятельность в получении смысловой информации об объекте управления, её профессиональная оценка, выработка решения и синтез управляющего воздействия в соответствие с принятыми и чёткими критериями.

Обладание властью, таким образом, совсем ни на сколько не подразумевает наличие профессионализма у лица, обладающего властью. Властитель может быть демократом, но он может быть и своевольным, крутым, тираническим, кровавым деспотом, ибо власть – это, прежде всего, ломающая любое сопротивление воля. Воля как страсть к наркотику.

Вот почему стремление к власти всегда содержит в себе наркотическую основу.

Управление любой системой – от семьи до государства и международными структурами – это совсем другое. Это уже вид профессиональной деятельности, подразумевающей и знания, и умения в широком смысле и на высоком уровне. Конечно, это и воля, но воля, обоснованная глубиной анализа и мощными методами синтеза управляющих воздействий. Это чёткое знание критериев, с помощью которых происходит отбор, анализ, синтез. Это широкое критериальное поле для выработки управляющих решений и обоснования Меры  для всех тех, кто стоит за фасадом объекта управления. Настоящий управленец, конечно же, строит свои решения не только на одной логике и холодном рассудке, но и на интуиции, на подсказках Природы, на умении быть внимательным к любым мелочам, на уважении других людей и их прав.

Демократические процессы отрицают власть воли

Если после этого отступления в лирику попытаться приложить понятие демократии к упомянутым обязательным атрибутам общественной самоорганизации, то сам собой напрашивается отрицательный ответ в сочетании власти и демократии.

Власть всегда будет ассоциироваться с жаждой славы, тщеславием, обожествлением самого себя и с требованием того же от других, то есть с агрессией против своего народа. Каким бы демократом ни был человек, наделённой властью, у нег всегда будет возникать соблазн воспользоваться волевым решением даже в ущерб логике и смыслу. Тогда как в подобной ситуации профессионал-управленец будет искать обоснование для оправдания своих предложений.

Конечно, в случае чрезвычайных ситуаций и профессионал может своим волевым решением изменить ситуацию, не вдаваясь в подробности. Но это случай исключительный.

Другое дело, что всеобщий мировой поворот в мире к демократии требует от любого властителя той или иной меры ответственности за свои решения. Ответственность – вот водораздел властителя от менеджера. Ибо пока существует власть в любом её виде, в любой степени концентрации, будет и существовать, в той или иной степени, безответственность властителя перед нардом за свои волевые решения.

Вот почему вопрос о власти всегда был главным в условиях толпы – безответственность наркотизировала личность, склонную к нарциссизму, эпатажу, к славе.

Ибо в чьи руки – вождя или профессионала – власть в государстве или в обществе попадёт, от того и будет зависеть ход демократических преобразований.

Этот раздел о понятиях власти и управления прекрасно показывает нам, как, пользуясь нашим традиционным вербальным (словесным) сознанием, мы не можем отличить, образно говоря, трезвого от пьяного.

Другими словами, мы являемся заложниками формальной словесной логики, богатства нашего языка, нашего говорильного аппарата и наркотического желания произнести нечто заумное. Но как только мы включаем в общую картину сказанного критериальный анализ и просеиваем сквозь него смыслы, нам самим становится смешно от такого количества усилий.

Учитывая сказанное, становится понятным, что в России в настоящее время действительно реализуется переходный период от агрессии властителей к государственному менеджменту. А наступление перехода от менеджмента к демократии, то есть к самоуправлению и к общественным формам самоорганизации, будет происходить после того, как менеджмент с помощью народа выработает соответствующие принципы перехода. Говорить сейчас о самоуправлении территорий, когда централизация властвования налицо, крайне несерьёзно.

Оказалось, что наш язык настолько замутнён словесной шелухой, умствованием без оснований, что мы легко путаем истину с её противоположностью. Критериальный ум мгновенно распознаёт эту шутку и указывает на трагическую ошибку демократов и либералов, разбивших лбы от упорства в отношении уговоров власти вести себя по-человечески.

Демократия вообще и демократия по-русски

Не идеализируя демократию западных стран, всё же необходимо заметить, что хорошо видно, как правила, по которым играют в цивилизованных, демократических странах, в большой степени распространяются и на народ и на чиновников во власти значительно более одинаково. Там доросли до того, чтобы судить тех и других в равной степени строго по одним и тем же законам. Там ценят людей, способных профессионально управлять страной, штатом, компанией.

Наше имперское сознание, гипнотизируя великое множество отдельных личностей, составляющих народ, но подходящих под термин «общество», так изменило наше личностное сознание, что, заражённые сильной степени тщеславием, мы изо всех сил стремимся найти лазейку в нравственности, в законах государства и в законах международного права, взывая к власти.

По-русски правила, по которым играют люди, разные: отдельные для власти и её приспешников – это сцена и закулисье для шоу-исполнителей и шоу-организаторов, наделённых безграничными полномочиями, – и отдельные для народа, для зрителя, который платит по билетам и обязательствам, своим и чужим, и кушает, что подают. А подают иногда совсем мало. Так рождается авторитарность – как слава и поклонение у  артиста, получившего их только за то, что он набрался смелости удовлетворить общественный инстинкт народа, наркотик массы, и исполняет роль, песню как свою жизнь, а не слепок чужой жизни, в которой, однако, есть свои авторы сценария, пьесы и песни. Он упивается славой как властью. Политика превратилась в шоу-представление как востребованный наркотический яд, от злоупотребления которым наркоману ничего не будет. Управление страной стало грандиозным спектаклем, в котором заняты актёры разного амплуа с мэтром во главе, назначенным режиссёром для этой роли. Мэтр входит в роль настолько, что начинает проявлять свои капризы и страсти, обожествлять их, превращая театральное общество в авторитарную секту. Публика в лучшем случае хохочет, но чаще плачет и мучается. От таланта, воли и везения режиссера и актёра зависит судьба зрителя.

Откуда эта авторитарность? Неужели из языка, одного на всех, впитавшем в себя имперское тщеславие, непонимание чего-то очень важного, гордыню, настолько ослепившую нас, что мы перестали видеть очевидные вещи? Мы перестали понимать, что признание ошибок лидеров, будь то Ленин или Сталин, Брежнев или Горбачёв, Ельцин или Путин очистит не только нашу общую ауру как океан, из которого мы пьём. Но это придаст нам уверенности в том, что в следующий раз нас не удастся обмануть ложными идеями очередного властителя. Покаяние за грехи лидеров, за агрессию народа, даже когда его представители выполняли чужие приказы, по-настоящему высвечивает вершины и горизонты единения народа, населения в общество.

Как показывает критериальный анализ, почти каждый человек имеет свою вершину оценки, своего Бога в душе, и в силу своей значимости ни с каким другим Богом своего Бога он объединять не собирается. «Не поступиться принципами!», – лозунг русского интеллигента. Лишь прямая угроза гибели может иногда сплотить под знаменем харизматического лидера народ и сделать невозможное с Божьей помощью. Но будет ли всегда эта Божья помощь? Не наступит ли момент, когда Провидение откажет нам, когда воля очередного властителя выйдет за рамки дозволенного свыше?

И всё же, демократия – это, прежде всего, выработка общего для всех решения, это общий, один выбор и следование ему. Вот почему нужны талантливые управленцы, а не волевые властители. Второе уже неоднократно было. Богатство русского языка настолько широко, а критериальная иерархия оценочного поля настолько смазана, что все понятия и решения у властителя и бесталанного управленца оказываются по статусу равными совсем не потому, что основой для них является равенство прав личностей. Это статусное равенство является, к сожалению, проявлением природного стихийного анархизма в душе, анархизма, абсолютно отрицающего власть в любом виде, даже власть Высшей Силы и нравственной вершины человечества. Как не допустить подобного искажения в понимании прав личности, в который раз приводящего всё к тем же кровавым разборкам по унижению и превосходству одного класса над другим, одного человека над другим, одного государства над другим? Как разграничить профессионализм и волю? Не похоже ли это на сталинскую игру в языкознание? Не похожа ли игра в демократию с господствующей властью на корриду, в которой каждый игрок желал бы сам стать разъярённым быком?

О последствиях влияния агрессии сознания

Парадокс языка и ума, который мы наблюдаем, заставляет нас искать возможные пути выхода из агрессивной формы сознания, которая присуща имперским амбициям и нас, и американцев, и китайцев, и арабов? О каких же последствиях влияния этой агрессии можно говорить сегодня, в конце 2008 года?

Страстное тяготение к тоталитарной форме правления в наркотической жажде иметь вождя как следствие работы инстинкта лени развития.

Сохранение и развитие любой империи в ущерб глобальному, общему сознанию. Негативное отношение к людям другой национальности, другой религии, другого государства характерно для особо крупных или густонаселённых стран: Китай, Индия, Пакистан, США, Россия.

Паразитирование одних регионов империи за счёт других: например, Москва в России стягивает все ресурсы к себе.

Нежелание разобраться с определениями и категориями нового знания, желание оставить без изменения многие отношения как знакомые до автоматизма, до гипноза даже тогда, когда они явно вредят всем.

Немотивированное отторжение точки зрения собеседника, о чём уже говорилось, из-за утверждения своего личностного критерия выше других.

Расцвет власти чиновников как их воли и коррупция как адекватный ответ на передачу им всей полноты вертикали волевой власти сверху донизу.

Не будем больше перечислять негативные стороны сопротивляющегося эволюции человечества. Об этом можно писать бесконечно. Можно упорствовать в своём и не видеть не слышать подсказок Сознания Природы, Логоса о оценках негатива как всего лишь промежуточного результата на пути движения к глобальному высшему нравственному максимуму. Необходимо, чтобы положительные аспекты движения человечества превалировали над отрицательными аспектами,  особенно в языке и сознании. тогда они будут проявляться в поведении и в психике.

Укажем лишь на такой важный вывод, согласно которому к имперским амбициям народов нужно прибавить и их религиозные амбиции как религиозное тщеславие, возникающее в представлении превосходства одной религии над другой. Само изначальное понятие религии как единство в Природе исчезло почти из всех языков мира, уступив место значительно суженному пониманию религии как идеологического источника для разного рода церквей, конфессий, сект, часто лишь прикрывающих свои частные дела именем Бога.

Мы пришли, наконец, к пониманию, что из всех религиозных учений, гуманистических теорий и законов и деклараций о правах человека необходимо вычленить самое положительное и попытаться на его основе понять Генеральный Критерий Природы, а, поняв и приняв его, сформулировать общие принципы объединения всех людей под его вершиной.

Это задача времени, ибо без решения её мы всё более увязаем в бесконечных кровавых разборках.

Запрет для негатива в общественных отношениях

Уже ни раз автором писалось о таком странном явлении, когда психика некоторых артистов даёт опережающую реакцию негативного плана на их предстоящее выступление перед публикой в роли негативного персонажа. Так, моноспектаклям по стихам трагических лириков (А. Ахматова, М. Цветаева, А. Блок и другие) у артистов с особо высокой чувствительностью за несколько дней или за один день предшествуют вспышки заболеваний нервного аллергического характера: гнойничковые высыпания на коже, спазмы дыхательной системы, сердечные приступы и прочее. Агрессивные качества трагической поэзии не всегда могут быть в целом приняты психикой артиста, как и психикой слушателей и зрителей. Их психика во многом сопротивляется так же, как и психика самого артиста, подвергаясь ударам агрессии, заложенной в трагических стихах, включает защитные механизмы организма, предупреждая о недопустимости сознательного погружения в агрессию.

Наша история в изобилии представлена примерами негативного психического влияния одних событий на другие. Как нам не превратиться в только что описанных артистов и зрителей, которых эти артисты заражают всеобщим наркотическим влиянием, разрушающим положительные основы общества?

Любой вид общественной борьбы, предполагающий преодоление сопротивления неких общественных сил, будь то политическая или общественная деятельность на ниве защиты прав, всегда несёт заранее запрограммированную агрессию. Поэтому, ставя высокие цели и применяя нравственные методы борьбы, нельзя поддаваться потоку негатива, чтобы он не захлестнул психику и сознание.

По мнению автора, в ближайшее время нам следует признать и принять для своего руководства следующее.

1. Признать критериальный ум за главное поле оценок человеческого сознания и воспользоваться новыми открывшимися в связи с этим возможностями прогнозирования действий.

2. Сознательно уделять много внимания тренировке положительных оценок, выделяя из множества качественных сторон дел и мыслей, смыслов и идей те позитивные стороны, которые помогают осуществлять Будущее с позиции высших нравственных критериев.

3. Сознательно выделять главную оценку общего дела как высшую нравственную.

4. Сознательно соразмерять её со всеми действиями.

5. Сознательно преодолевать негативные оценки людей, действий и событий, мыслей и идей.

6. Скорректировать теорию и практику общественного устройства под высшие нравственные оценки.

Необходимо свыше введение требований по основным принципам управления (менеджмента) в государственных и муниципальных структурах на основе этики. Катастрофическая формализация информационных потоков в них даёт все основания чиновникам подтасовывать практически любые данные. А это приводит к омертвлению следствий практически любых руководящих указаний, какими бы они ни были продвинутыми.

Что мы уже прошли и что не хотелось бы повторять

Отступление в сторону власти и управления

Демократические процессы отрицают власть воли

Демократия вообще и демократия по-русски

О последствиях влияния агрессии сознания

Запрет для негатива в общественных отношениях

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

28.11.2013

© Мирошниченко Г.Г., 2013